К 80-летию VEF: история квазиэлектронных АТС

Завод Унион — предшественник завода VEF. Снимок начала 20 века

В 2012 году исполнилось 80 лет одной из самых известных торговых марок советской эпохи. В 1932 году мастерские Латвийского департамента почты и телеграфа были преобразованы в Государственный электротехнический завод — Valsts Elektrotehniska Fabrika (VEF).


К 80-летию VEF: история квазиэлектронных АТС


Сегодня мы расскажем о наименее известной странице истории завода — выпуске квазиэлектронных автоматических телефонных станций, обеспечивавших связь на атомных подводных лодках, а также в посольствах СССР во многих странах. Наш собеседник — Ефим Ермолаев, проработавший на ВЭФе 30 лет и один из немногих рижан, кто устанавливал уникальные АТС в разных точках земного шара.
 
Мы знакомы с Ефимом с 1966 года, с тех самых лет, когда он пришел на завод. Но только сейчас пришел черед рассказать эту скрытую от внешнего мира историю.
В то время на ВЭФе производили междугородние АТС (первая автоматическая телефонная станция была сделана на ВЭФе в 1926 году). Кроме Риги, подобные АТС делали в Ленинграде на заводе «Ленинградская заря» и на Пермском телефонном заводе. Все они снабжали междугородными станциями союзные республики и некоторые страны соцлагеря.


Первая в СССР


С 1963 года группа инженеров во главе с Мисуловиным Л.Я. и Аузиньшем В.Я. занималась созданием нового электронного поколения АТС взамен производимых тогда электромеханических (координатных) станций (до этого оба конструктора работали на Рижском заводе полупроводниковых приборов — РЗПП). Пройдя в 1968 году заводские и государственные испытания и получив в 1969 году авторское свидетельство №355752, «Квазиэлектронная автоматическая телефонная станция (АТС)» стала первой в СССР такой станцией малой емкости, с замонтированной логикой на 100 номеров. В том же году на ВЭФе такие АТС запустили в серийное производство. (Для справки: первая коммерческая квазиэлектронная АТС в США была запатентована в 1965—1966 гг.).На производстве квазиэлектронных АЗС и стал работать Е. Ермолаев после возвращения из армии на завод в 1969 году.


Ефим Ермолаев ушел в армию в 1967 году и вернулся на завод в 1969-м.

Практически сразу после получения патента на изобретение на новую АТС были получены заказы от Минобороны СССР. Так, по заказу Министерства морского флота вэфовскими квазистанциями оснащались корабли и подводные лодки. Далее эти АТС стали ставить на ракетные комплексы ПВО. Станции так хорошо себя зарекомендовали, что большой заказ на них поступил и от «Аэрофлота». До сих пор одна такая станция работает и в Риге, на текстильной фабрике JuglasManufaktura.

Бригада 5-го цеха, где выпускались квазиэлектронные АТС, на молодежном слете. 1972 г.

По словам Е. Ермолаева, новая техника могла работать как при температуре минус 10, так и при 50-градусной жаре. При максимальных нагрузках, в режиме «морской туман», когда по оборудованию течет вода, квазиэлектронные станции продолжали работать несколько суток. Высокая степень контроля со стороны заказчика обеспечивалась автотренером.

С учетом хороших рекомендаций от военных, квазиэлектронные АТС и коммутатор «Олень» стали устанавливать по заказу Управления капитального строительства МИД СССР в зарубежных посольствах. Тогда-то и начались заграничные командировки Ефима Васильевича. 

Первый полугодовой выезд за пределы Латвии в 1980 году был в Кампучию (Камбоджу), где тогда велись активные военные действия. Последняя командировка — во Францию в 1991 году. Исколесив за десяток лет весь Земной шар, Е. Ермолаев успел поработать и пожить на Кубе, во Вьетнаме, в Болгарии, Югославии, США, Бразилии, Исландии, Ливии, Швейцарии. Каждая загранкомандировка продолжалась от месяца до года и более. Незабываемые впечатления от этих поездок остались на всю жизнь. Но об этом чуть позднее…


После распада Союза


Ефим Ермолаев: "В конце 80-х в МИДе СССР обсуждался вопрос о создании на ВЭФе двух бригад, в каждой по три человека, которые должны были продолжать замену старых АТС на квазиэлектронные. Планам помешала перестройка и развал Союза. Мы оказались в другой стране, и российский МИД отказался от услуг ВЭФа.
 
Еще несколько лет, до 1994 года, я оставался на заводе. Делали комплектующие для междугородних АТС, разработанных конструкторами НИИ ВЭФ под руководством Виктора Жогло, который стал гендиректором Квант-Интерком, предприятия, отделившегося от ВЭФа. Заказов от Квант-Интерком становилось все меньше, работы соответственно тоже.

Е. Ермолаев на Бродвее. Нью-Йорк. 03.05.1989.

Пытались делать офисные АТС, разработанные хорошо известной в мире израильской компанией Телрад. Успели сделать несколько десятков таких станций, основная часть которых была установлена в Риге. Под этот проект на ВЭФе был открыт специальный цех с новым современным оборудованием из Финляндии. Из Израиля в Ригу приезжали инженеры, проводили обучение наших специалистов. Казалось, были хорошие перспективы по сотрудничеству с израильским предприятием. Но через некоторое время проект резко свернули. На ВЭФе делать было больше нечего, зарплаты перестали платить. Приходилось по ночам грузить в порту лес, а утром идти на завод. Так продолжалось почти год. После чего меня пригласили на работу в Belam, где и проработал около 15 лет, до самой пенсии. Но это уже другая история".

Источник: http://www.baltic-course.com/rus/business_people

Комментариев нет:

Отправка комментария